Ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне, американский аналитик Теодор Карасик – в интервью «Евразия.Эксперт» о том, зачем Эр-Рияд зовет Россию в «арабское НАТО», как планирует окружить Иран в Центральной Азии, что стоит за многомиллиардным военным контрактом с США, и в чем секрет близких отношений Саудовской Аравии с Казахстаном.

— Господин Карасик, как вы оцениваете итоги визита министра обороны Саудовской Аравии, заместителя наследного принца в Россию 30 мая? Какова была цель визита?

— Визит в Россию заместителя наследного принца Мухаммад ибн Салмана в Россию прошел в том русле, что было заложено в прошлом году на саммите «Большой двадцатки», когда заместитель принца встретился с [президентом РФ Владимиром] Путиным для обсуждения нефтяных вопросов и позиции ОПЕК. Тогда стороны заодно обсудили гражданские войны в арабском мире, отношения саудовцев и иранцев, и возможности сотрудничества между Москвой и Эр-Риядом в борьбе с терроризмом.

Теперь в Москве Мухаммад ибн Салман в тех же словах, которые он использовал в Пентагоне в марте, говоря о новых отношениях Америки и Саудовской Аравии в оборонном сотрудничестве, предложил российскому президенту и министрам новые отношения в сфере энергетики, основанные на координации политики [нефтяных цен] c ОПЕК.

После окончания переговоров с Путиным Мухаммад ибн Салман заявил, что отношения между двумя странами сегодня переживают «один из лучших моментов в истории».

В ответ Путин поблагодарил собеседника за «идеи и совместную работу» между ОПЕК и странами, не входящими в картель. Он также заявил о поддержке политических контактов между оборонными ведомствами и совместной работе по разрешению ситуации в Сирии.

Такая взаимная оценка – позитивный шаг вперед в отношениях между Королевством и Кремлем во время региональных потрясений. Сотрудничество в энергетике ведет к укреплению двусторонних связей, включая нефтегаз, а также взаимные инвестиции.

— Верите ли вы, что Эр-Рияд и Москва действительно могут объединиться в борьбе с международным терроризмом?

— Вполне возможно, что Москва и Эр-Рияд найдут точки соприкосновения в борьбе с международным терроризмом. Нет сомнения, что обновленный альянс Саудовской Аравии с некоторыми мусульманскими странами и Соединенными штатами может включать и Россию. Как нет сомнений в том, что Эр-Рияд и Москва могут сотрудничать: оба сталкиваются с общей угрозой ИГ (запрещенная организация) и других экстремистов, поэтому совместная работа вполне естественна, особенно в вопросе радикализации и перетока боевиков из Леванта [в другие регионы].

Джихадисты говорят как на арабском, так и на русском языках, поэтому совместные усилия и обмен разведывательной информацией между двумя странами может помочь в задержании боевиков, возвращающихся в Центральную Азию или в Российскую Федерацию.

— Как визит саудовского принца скажется на военно-политической обстановке в Сирии?

— Визит Мухаммад ибн Салмана в Россию прошел в контексте поиска решения [проблемы] гражданской войны в Сирии. Саудиты соглашаются с русскими по вопросу о зонах безопасности в Сирии, их создания в центральных и восточных районах разрушенной страны. Очевидно, расхождения существуют по вопросу присутствия Ирана в Сирии, с чем саудовцы не согласны. Они просят Россию несколько ослабить поддержку Ирана в обмен в расширение саудовских инвестиций в российскую экономику.

Однако надежды, что Россия сдаст Иран сейчас или в обозримом будущем – это пустые мечты. С точки зрения Кремля, идеальный сценарий – это когда Москва выступит посредником в Заливе между Саудовской Аравией и Ираном, способствуя улучшению их отношений. Поэтому Путин запланировал визиты в Кувейт и Катар.

— Почему саудиты хотят распространить свое влияние в странах бывшего СССР? Например, Таджикистану Эр-Рияд недавно выделил грант в размере $200 млн. В прошлом году Казахстан и Саудовская Аравия подписали многомиллиардные соглашения. Каковы истинные намерения Эр-Рияда? 

— Саудовская Аравия хочет распространить свое влияние в Центральной Азии посредством деловых контактов по двум причинам: Китай и Иран.

Саудовцы добиваются повышения своего влияния в Центральной Азии с тем, чтобы стать частью инвестиционных стратегий Китая в рамках инициативы «Один пояс – один путь», включиться в товарные цепочки.

Иран – это другая история. Саудовская Аравия видит, что международный транспортный коридор Север-Юг, и его ответвление Иран-Туркменистан-Казахстан, будет выгоден Ирану. Саудовская Аравия хочет, чтобы Казахстан ограничил свои отношения с Ираном.

В 2015 г. товарооборот этих двух стран составил $635 млн, однако Иран и Казахстан надеются довести этот показатель до $3-4 млрд в ближайшие годы. Если это получится, то Иран войдет в число партнеров Казахстана «второго уровня», не дотягивая до ЕС, России и Китая, но занимая одно положение наряду с Украиной и Турцией. Эр-Рияд хочет ограничить рост Ирана.

С геополитической точки зрения, Саудовская Аравия заходит в Центральную Азию, чтобы оказывать нажим на Иран с Севера. В прошлом месяце заместитель наследного принца Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман дал экстраординарное интервью, в котором он в религиозных терминах описал конечную цель Ирана взять под контроль святыни в Мекке. «Мы не будем дожидаться сражения в Саудовской Аравии. Вместо этого мы будет работать, чтобы сражение происходило в Иране». Именно это Королевство и пытается сделать сегодня.

Эр-Рияд окружает Иран посредством сетей мягкой и жесткой силы в Пакистане (Балухистан), Таджикистане, Туркменистане, Афганистане и Азербайджане. Именно на эти территории следует смотреть внимательно по мере того, как саудовцы будут усиливать нажим на Исламскую республику извне.

Идея окружения – не нова и использовалась во времена холодной войны. Однако сегодня прибавился новый компонент – более агрессивная саудовская внешняя политика и политика в сфере безопасности, усиливаемая за счет социальных медиа с целью подрыва легитимности власти в Иране.

— Что помимо Ирана сближает Эр-Рияд и Астану?

— Главная причина в том, что Саудовская Аравия и Казахстан сближаются на исторической почве. Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев вскоре после распада СССР увидел, подобно Гейдару Алиеву, в странах Персидского залива модель развития. С этого момента Назарбаев и его жуз частично заимствовали опыт государственного строительства саудитов. Страны сближают не только взаимные интересы в энергетике. Так, саудиты поддерживали Казахстан во время председательства Астаны в Организации исламского сотрудничества. Другими словами, Саудовская Аравия воспринимает Казахстан как исламскую страну, где высшее руководство осуществляет паломничество в Мекку и Медину. Кроме того, есть и личностное измерение в двусторонних связях. Саудовцы – известные любители охоты и часто охотятся на юге Казахстана, как и другие арабы, которые ищут для своего хобби безопасные места, в то время как в Пакистане риски высоки.

— Иностранные эксперты выдвигают различные версии по поводу крупной военной сделки на сумму $110 млрд долларов между саудитами и американцами. Что на самом деле стоит за этим контрактом?

— Этот контракт следует рассматривать в контексте политики сделок в сфере безопасности. Хотя прошлая администрация подписывала многомиллиардные военные контракты с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива, Трамп применяет новый подход. Приоритет  администрации Трампа в регионе – это голые национальные интересы, среди которых на первом месте безопасность, а не продвижение демократии или прав человека на Ближнем Востоке.

«Америка – это суверенная страна и наш первый приоритет – это всегда безопасность наших граждан, – заявил Трамп, выступая перед лидерами мусульманского мира в Саудовской Аравии 21 мая. – Мы здесь не для того, чтобы читать вам лекции и рассказывать другим людям как жить, что делать, кем быть и какого бога почитать, мы здесь, чтобы предложить партнерство, основанное на общих интересах и ценностях».

Саудовцы приветствуют новую администрацию, которая, по крайней мере пока, ограничивает критику в связи с правами человека региональными соперниками Эр-Рияда (Иран и Сирия) и не пытается использовать эти вопросы как рычаг на переговорах о продаже оружия странам Персидского залива, в отличие от администрации Обамы, которая применяла такой подход ценою охлаждения отношений со странами региона.

Кажется, что Саудовская Аравия легковерно полагает, что может загнать Иран обратно в его границы. Поэтому столкновение между двумя странами может случиться в море или в меньшем, более выверенном масштабе посредством прокси. В случае эскалации США поддержат своих исламских союзников против Ирана.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.