Или что приводит к разорению предпринимателей в Таджикистане?

Известный предприниматель, который управляет десятью малыми и крупными предприятиями, обхватив голову двумя руками,  сидел понурившись, глядя вниз.

Наш приход отвлёк его от глубокого раздумья.  На вопрос: «Как дела?», ответил одной фразой:  «Очень плохо!».

Он подозвал нас к окну кабинета и указал на четырех мужчин, стоявших на улице. Кивнув головой в их сторону, произнес:  — Вот ждут, когда я покину кабинет, …они должны опечатать дверь кабинета… Такова  нынешняя реальность таджикского предпринимателя….

Печально, но многие предприятия Таджикистана, почти имеют одинаковую судьбу.  Или соответствуют неписаным закону нашей действительности и выходят целыми, либо  их  ожидает  медленное «увядание» и разорение. Наше исследование показало, что « петух всюду  одинаково кричит».

Таджикские предприятия, которые являются ключом благополучия и занятости населения, часто сталкиваются с банкротством, по известным причинам, а именно, по невероятности нашей действительности, которые не вписываются ни в какие мировые экономические закономерности.

Это только одна история таджикских предприятий.  

ПАДЕНИЕ «ИМПЕРИИ»

Все жители Куляба знают компанию — «Самар».  Основатель, этой некогда известной компании, был ныне покойный Самариддин Фазлиддинов.

На работу в хлопковый завод, он поступил в 1981 году, который имел всего один приёмный пункт хлопка.  Ещё в советское время он из России привёз, по тем меркам, самое передовое оборудование и запустил испытательное  предприятие по очистке хлопка-волокна.

После распада Союза,  до 1997 года, он создал более 20 производственных предприятий — это — прядильное, текстильное, подшивное, ковровое, пункт  по выработке растительного масло и мыловарения.  А  также не производственные – авиакомпания «Самар Эйр», ТВ «Мавчи озод», «Самартранс» и строительные  фирмы  в Кулябе, Фархоре и Худжанде.

Следует отметить, что до 1996 года «Самар»,  была одна из крупнейших компаний в Кулябской зоне.    По инициативе самого Фазлиддинова,  даже было запланировано провести реконструкцию аэропорта города Куляб, а также провести троллейбусную линию от Куляба до Восеъ. Об этом свидетельствуют установленные специальные столбы вдоль дороги.

НО, по словам Генерального директора компании «Самар» Муслихиддина Фазлиддинова, после вмешательства руководства хукумата района,  все строительные работы этого объекта, были приостановлены,  в связи с чем с 1997 по 1999 года, компания почти бездействовала.

Только после 2000 года дела «Самар» стали чуточку улучшатся, т.е. стали функционировать его предприятия, но не  в полную мощность.

В 2008 году мировой финансовый кризис, внёс свои печальные коррективы, где цены на хлопок сильно снизились, что привело к нарушению намеченных планов компании. Ведь именно хлопок, был основным источником всех остальных предприятий фирмы. В 2010 году  компании был нанесён ущерб  на сумму 1 млн. 800 тыс. долларов.

А в 2012 году скончался ещё и основатель компании Самариддин Фазлиддинов. Дети решили продолжить его дело, но столкнулись с большими препятствиями. Как отметил Муслихиддин Фазлиддинов, от «огромной империи» «Самар», ныне остались лишь ТВ «Мавчи озод» и предприятия по выпуску бумаги с малой мощностью. Он также добавил, что единственное хозяйство по семеноводству не может использовать свои земли. В былые 90-е годы, в компании были трудоустроены  постоянной работой — 2100 рабочих и ещё  3 тыс. человек  нанимали  на сезонные работы. Ныне же,  работают всего 65 человек.

Главный офис компании расположился вдоль дороги Душанбе – Куляб. Выезжая из Восеъ в сторону Куляба, с левой стороны дороги, можно увидеть большой баннер (щит) с надписью компании.

Войдя на территорию предприятия, можно сразу увидеть бездействующие (хотя шёл сезон сбора хлопка) — большой подъёмный кран и оборудование по переработке хлопка-волокна, которые свидетельствовали о былой славе.

«ФАЙЗИ ДИЁР»

Другой уголок Таджикистана – Мастчинский район. В 2002 году простой дехканин Рахмонали Шарипов организовал и задействовал производственный кооператив под именем — «Файзи диёр», который имел лишь 94 гектаров земли, но не имел ни одной техники, не обладал даже полевым станом, а имел долг в 72 тыс. долларов.

Что характерно, за короткое время, он смог своими усилиями приобрести новую технику и вырыть 3 колодца с питьевой  водой. А также из Швеции и Голландии завёз племенных породистых коров,  и в 2010 году организовал молочное предприятие. С этой целью, совместно с турецкими специалистами, привёз итальянскую технологию по выпуску  сыра.

Следует отметить, что 70 процентов молочной продукции Согдийской области производится в Мастчинском районе.  Учитывая, что даже  в советское время район не имел  молочного предприятия.

«Файзи диёр» — это первое молочное предприятие в регионе, которое в мае 2013 года стал производить  первую продукцию. Вся продукция из чистого молока, за 6 месяцев предприятие завоевало свое место на рынке.  Проверки «Госстандарт» показали, что жирность продукции вдвое превышает нормы.

Молочная продукция фирмы:  сыр, каймак, кефир, чургот (простокваша) и сметана, производились  без добавки консервантов.

Итак, два года 2013-2014 годы для «Файзи диёр» были лучшие годы по производству. Его продукцией заинтересовались предприниматели из Афганистана и Казахстана.

Ежемесячно предприятие перечисляла в госбюджет 18 тыс. сомони. На производстве трудились  14 человек, у  которых  месячная  зарплата была  от 800 до 1400 сомони.  В сутки более 1, 5 тонн выпускали молочную продукцию.  Функционировали  234 торговые точки, это  в Мастчинском районе, в городах Худжанд и Душанбе, где успешно реализовывалась продукция «Файзи диёр».

Предприятие в сезонный период закупало у частников молоко, за один литр по 1-1,5 сомони, а в зимний период по 1,80 — 2 сомони.

Но, конец этой сказки – печальный. Инфляция национальной валюты  в 2015 году нанесла большой ущерб и 10 ноября 2015 года предприятие «Файзи диёр» закрылось.

«Три беды» («СЕ БАЛО»)

Всегда, когда беседа начинается о «трудностях предпринимательства», где упоминаются проверка, частые приходы проверяющих органов, бюрократия чиновников, таможенные пошлины, то многие собеседники сразу указывают на три беды. Это нереальные налоги, большие банковские проценты взяты  в кредит и высокие цены на электроэнергию.

Один из предпринимателей сообщая, облегченно вздохнул, что наконец-то  после долгой «беготни», через месяц,  получил официальный документ для своей фирмы из налогового комитета.

Муслихиддин Фазлиддинов, Генеральный директор компании «Самар»

Генеральный директор компании «Самар» заявил, что основные трудности предприятий по переработки хлопка является – налог. Потому что эти предприятия обязаны выплачивать налог от чистого волокна, пряжи, материала и выпуска одежды. Он также добавил, что есть лишь одно послабление для них – если будут продавать хлопок внутри республики, налог с них не будет взиматься.  Из общей суммы взимается 5 %, и то, если 1 тонну хлопка закупили за 4, 5 тыс. сомони, то к ним ещё приплюсуют 225 сомони.

Рахмонали Шарипов в беседе упомянул об «умеренном налоге». Он считает, что пока предприятие не вступит в полную мощность, государство не должно взимать с них налоги,  ведь эти льготы дают возможность укрепиться предприятию и решить свои проблемы.

Рахмонали Шарипов, директор «Файзи диёр»

Он добавил: « — Когда «Файзи диёр» предложил свою продукцию афганским и казахским предпринимателям, они согласились на закупку, но…внешний вид упаковки не отвечал потребностям рынка. Если бы  мы имели  льготы, то те сбережения  потратили на отличный дизайн упаковки, и свою продукцию вывели бы за рубеж. И затем, смогли бы постепенно внести кредит в банк».

На «нереальные налоги» сетуют не только малые и средние предприятия, но и крупные налогоплательщики.

В последние годы,  такие крупные компании – «Вавилон», «Мегафон», «Созидание» и даже международные компании — «Total» и «Petrolium» судились с Налоговым комитетом страны.

Большие банковские проценты за кредит довели компанию «Самар» до того, что по решению суда за долг (129 тыс. сомони) проценты банка, часть имущества было арестовано. По сей день «Самар» должен 452 тыс. сомони банку.

Следует отметить, что «Файзи диёр» взял кредит в банке 120 тыс. долларов и за короткое время вернул 30 тыс. долларов. Но, когда курс сомони «упал», банк вопреки законам республики, и по указке «твердой руки» (по мнению Шарипова) стали требовать от компании, чтобы проценты кредита оплачивались курсом доллара. Но после закрытия предприятия, суд решил, вместо долга взыскать, саму территорию фирмы, которая была построена в 1998 году и имеет 1400 кв.м.

Мои собеседники сетуют на ежегодный рост оплаты электроэнергии. Например, в бытность компания «Самар» за обработку одной тонны хлопка — волокна имела 100 долларов. Или раньше оплата электроэнергии увеличивала  себестоимость продукции «Файзи диёр» на 10 %.

По словам Рахмонали Шарипова, предприятие всегда своевременно оплачивала за электроэнергию. Однако, после закрытия фирмы «Барки Точик» откуда-то выявили еще тариф на сумму 28 тыс. сомони и подали в суд.

— Мы даже не поняли, откуда взялся этот долг, ведь у нас всегда работали счетчики. Мы запротестовали, но они подали дело на нас в суд, он постановил – заплатить 14 тыс. сомони, и мы вынуждены были заплатить, — добавил собеседник.

Напомним, что с 2010 по 2017 года стоимость электроэнергии повысили с   17,1 до 26, 63 (2012)  и  до 40, 99 дирамов   в 2017 году.

Вот это и являются основные «три беды» для предпринимательства, которые создают трудности для развития экономики Таджикистана.

“Неблагоприятная конкуренция…”

10 июня 2015 года парламент Республики Таджикистан предоставил финансовые и таможенные льготы компании «Джунтай Хатлон Синсилу».

Следовательно, совместное таджикско-китайское предприятие от импорта оборудований для орошения земель Хатлонской области получил льготы от налогов и таможенных платежей в размере 1,1 млн. долларов. Умеди Давлатзод, бывший заместитель министра развития экономики и торговли сказал в парламенте, что это совместное предприятие вложило 200 млн. долларов для 49-летнего использования 15 тыс. га земель районов Джиликуль, Носири Хусрав, Шахритус и Кубодиён, где будет сеять хлопок.  Местные средства массовой информации заполонили этими новыми сообщениями, одним словом публиковали, что данная компания также построит завод  по переработки  волокна в Дангаринском районе. Однако мало кто мог знать, что этот завод может навсегда изменить состояние других предприятий обработки хлопкового волокна в Хатлонской области.

По словам Муслихиддина Фазлиддинова, со входом в действие предприятия «Джунтай Хатлон Синсилу», в стане конкурирующих хлопковых предприятий Куляба, а их 15 компаний, полностью усложнилась ситуация и положение. В связи с тем, что вышеназванная компания, помимо стольких государственных льгот, ещё имеет самую новую технологию от всемирно известных компаний Соединенных Штатов, Италии, Швейцарии, Германии и самого Китая. Он добавил:

— Эта компания кроме завода для обработки хлопка имеет и прядильную фабрику и несколько точек покупки хлопка почти во всех регионах Куляба.  Во- вторых, покупает тонну хлопка за 5 тыс. сомони, а для нас  это совсем не приемлемо.   Для получения прибыли мы должны покупать тонну хлопка за 4300 сомони.  В — третьих, большинство других предприятий работают с оборудованием, оставшиеся со времён Советского Союза, которые расходуют много электричества, а оборудование «Джунтай» отвечают мировым стандартам и тратит мало электричества. В- четвертых, мы изготавливаем только чистое волокно, однако «Джунтай» производит нить и продает ее до 2 тыс. долларов. Также, имеет многие другие преимущества, о которых не считаю нужным говорить. Мне интересно, можем ли мы – отечественные предприятия, также иметь льготы   для дальнейшего развития.

Каждый год, несколько внутренних и иностранных компаний в Таджикистане приобретают от правительства льготы,  которые создают благоприятные условия для свободной деятельности, но многие предприятия не только не имеют эти льготы, но и всячески подвергаются давлению  от государственных  деятелей. Муслихиддин Фазлиддинов пояснил, что Комитету инвестиций и государственного имущества, был предоставлен  проект, но его там не приняли, также не дали никакие результаты их обращения к банкам «Эсхата» и «Амонатбонк», с просьбой на льготные кредиты. В таком положении, противостоящие органы для того чтобы получить долги от налоговых и банков оказывают всевозможные давления на компанию и кредиторы, тоже не показали никакие связи.

Рахмонали Шарипов, руководитель производственного кооператива «Файзи диёр» также сообщает, что никто не ответил ни отрицательно и не положительно, на  его проект  по  капиталовложению молочно-мясной фермы, которое подготовили совместно со специалистами Министерства сельского хозяйства, и несколько повторным обращениям к Комитету по инвестициям и государственным имуществам в 2004 году. Он сказал, что вопреки ожиданиям, в 2015 году, после двух лет деятельности его молочного комбината,  он столкнулся с неблагоприятную  конкуренцией,о которых он даже и не знал,  и ничего не предпринял для их устранения. Он добавил:

— Заходя в магазины и супермаркеты в Худжанде, я видел, как наши продукты стояли  не  в стеклянных холодильниках, а под ними, не на столах, а под столами. Их не ставили в продажу. Я спрашивал у продавцов,  причина — почему их не поставили на продажу? Ответили: «Нам дали такое поручение!» Не говорят,  кто дал поручение?  Во-вторых,  наши продукты не стояли в холодильниках. А это же молочный продукт, он быстро портится! В-третьих, руководители магазинов стали требовать от нас, чтобы мы привозили свои холодильники. Я был ошеломлен, как я могу для 234 магазина купить холодильники?  Ведь, каждый  магазин должен сам иметь стеклянные холодильники. Стало ясно, что им было дано такое поручение. И наконец, стали часто отключать  электричество. Молоко быстро  портилось. К слову, сразу после аннулирования нашего предприятия, разрешились и трудности с электричеством.

Рахмонали Шарипов после таких закулисных игр решил, что если не согласиться со «старостами», то он далеко не пойдет. Предложил своим конкурентам сотрудничать с ним и вместе работать в Матчинском районе, но они не приняли его предложение.

— Я пришел к такому выводу, что  основная цель – в Мастчинском районе не должно быть  молочного предприятия! Иначе, какая тут может быть логика, вести  молоко за 70 км?  Возможно, это и была нашей ошибкой, что с целью благополучия людей, оценили литр молока за  1,5 сомони, в то время, как другие компании брали молоко за 1 сомони. Однако эта цифра — конкуренция за прибыль, и не имеет под собой политические корни, — пояснил он.

Такого рода трудностям таджикских предприятий до сих пор никто не давал правильную характеристику. Это не единоличное явление, а всеобщее. Ходжимухаммад  Умаров, доктор экономических наук, говорит, что это знак того, что экономика Таджикистана выходит за рамки рыночной экономики, и идет в никуда.  Он добавил:

— Правительство поступает правильно, что дает льготы компаниям, чтобы они вводили самую лучшую технологию, но льготы должны быть до такой меры, чтобы не растоптали интересы других предприятий. Если одна компания будет вводить новейшую технологию, чтобы улучшить работу своей компании, это хорошо, потому что побуждает другие компании, не отставать и улучшаться. Но ни один из них, не должен быть предпочтительным при правительстве, что, к сожалению, иногда  такие случаи бывают. Не должны быть «свои» и «чужие». Конкуренция должна быть защищена в экономике, иначе появятся монопольные организации, которые будут иметь политические угрозы. Открытые и скрытые давления, будь они  со стороны конкурентов или   со стороны органов,  ничего иное, как  — экономическое преступление. И они должны быть привлечены к суду…

Муслихиддин Фазлиддинов  считает, что все эти  официальные обращения ни к чему не приведут, так как он имел дело со всеми соответствующими органами и судами, но все было безрезультатно. По его словам, местные власти препятствовали деятельности «Самар» с начала до конца. Рахмонали Шарипов говорит, что обращался в антимонопольный отдел  Хукумата Согдийской области, но никто его не слушал, и поэтому даже и не  обращался  в суд, потому что,  это было бы пустой тратой времени.

Список некоторых компаний, получивших льготу из Правительства Республики Таджикистан

год Предприятие Льгота Место работы

(чел.)

имя инвестор Для чего? Сколько?
2013 ТаджЧин Таджикистан и Китай Налоги и таможенная пошлина 9,8 млн. долларов 300
2014 Sheraton Индия Налоги 1,7 млн. долларов 180
2015 TBEA Китай Налоги и таможенная пошлина 17,6 млн. сомони
2012 Хуаксин Гаюр Семент Таджикистан Китай Налоги 60 млн. сомони 1300
2015 Ху Чан Гаюр Индастриал Таджикистан Китай Налоги и таможенная пошлина 4,3 млн. долларов 300
2012 2013 “Азия – экспресс” Таджикистан Турция Налоги и таможенная пошлина 60 + 7 млн. сомони 600
2013 “Мурғи Хилол» -«Нутристар» Таджикистан Франция Налоги и таможенная пошлина 16 тыс. долларов 6 000
2014 Ковровый комбинат Кайраккум Таджикистан Таможенная пошлина 956, 5 тыс. евро 350-400
“Оби зулол” Таджикистан Налоги прибавочной стоимости 378 тыс.евро 60
2013 «Барки тоҷик» Таджикистан Налоги акциза 1,3 млн. сомони

* Самый крупный льготник Таджикистана —  британская компания  IRS (Инновейтив Роуд Солюшнз),  кроме налогов социального фонда и работников,  не платит никакие другие виды налогов.

Предприниматель или виновный?

Муслихиддин Самариддинов и Рахмонали Шарипов единственные предприниматели среди нескольких других, которые были готовы откровенно поговорить с нами. Между тем, мы поговорили со многими успешными бизнесменами и с потерпевшими новичками в бизнесе. Из-за «осторожности», никто из них не решился поговорить публично, но то, что они рассказали нам из своей практики, представляет собой страшную картину атмосферы предпринимательства.  Достигшие успеха предприниматели говорят, что последние 20 лет, поле предпринимательства стало для них тесным, и они думают о том, как без больших утрат перенести свой бизнес в другое место. Поэтому, они переводят свой капитал в соседние государства, в Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан, или в Россию. Однако, все еще надеются, чтобы «сделать что-то и на своей родине».  Те, которые были новичками в бизнесе и потеряли свои деньги, очень сожалеют об этом. Один исфаринский бизнесмен сказал, что перевел свое предприятие сухофруктов в Кыргызстан…

Согласно, сведениям Комитета по статистике Республики Таджикистан,  за последние 5 лет, в стране были зарегистрированы 23 тыс. 706 предприятий – юридические лица, филиалы и представительства иностранных юридических лиц,  из них 7131 аннулировали свою деятельность. Число индивидуальных предпринимателей — неизвестно, или налоговые органы не предоставили нам эту информацию.

В таком положении, Национальное заседание малого и среднего бизнеса, один негосударственный фундамент Таджикистана, согласно одному расследованию объявил, что только в 2017 году почти 205 тыс. индивидуальных предпринимателей отдали органам свои свидетельства и патенты. По данному источнику, 70 % из них работали в сферах предпринимательства и обслуживания.

Причины аннулирования деятельности предприятий Таджикистана органы объясняют немного иначе. В письме за подписью Нусратулло Давлатзода, председателя Налогового Комитета Таджикистана, у которого мы получили, приведены три причины закрытия предприятий: во-первых, некоторые предприятия открываются с использованием упрощенного порядка налогообложения, а когда получают прибыль, должны будут перейти  на общие порядки налогообложения, тогда начинают аннулировать свой бизнес. Цель, этого является скрыть прибыль, и таким образом меньше платить налоги. Такие предприятия, аннулируя свою деятельность, действуют под другим именем, чтобы заново получать выгоду от упрощенного порядка налогообложения (согласно данным налогового Комитета, в 2015-2017 гг., 47 людей из-за нарушения налогового Закона, решением Суда были лишены свободы). Во-вторых, большая часть этого числа состоит из дехканских хозяйств, которые перешли из юридического лица на индивидуального предпринимателя. Третья причина, в финансово-экономическом кризисе, который принес много трудностей для народа.

Специалисты и наши собеседники говорят, что налоговый Комитет Таджикистана не говорит о других трудностях, например, о налогообложении и высоких банковских процентах, о стоимости электричества, о неблагоприятных конкуренциях. Это значит, или они закрывают глаза на все это, или все еще в правительственных заседаниях не обсуждались эти очевидности, и иногда кажется, что правительство не знает об этом вообще, и поэтому всегда считает виновными предпринимателей.

В итоге, статистика, которая дается, свидетельствует этому случаю. Продолжим историю того предпринимателя, о котором говорили в начале статьи. Сотрудники органов для выполнения налогового плана, поставили ему условие, что «если не заплатишь налоги, мы поставим печать на твои двери». Он за год  в госбюджет переводит миллионы сомони.

Предприниматель, который не захотел, чтобы мы опубликовали его имя, сказал, что «отдельных органов никогда не интересовало, в каком мы состоянии».

— Органы думают о сегодняшнем дне, а не о завтрашнем. Нет  никаких антикризисных программ. 20 лет,  я исправно  оплачиваю  налоги. Миллионы долларов внес в государственный бюджет. Последние два года наше состояние  под различными причинами ухудшается.  Дело дошло до того, что, как говорится в народе, из-за молока они готовы убить корову. Наш долг в налогах составляет — 100 тыс. сомони. Мы готовы заплатить через неделю, но они хотят получить деньги сейчас же. Они хотят денег, которых нет. Политика такая – дай, дай, дай! В итоге, предприниматель становится дойной коровой…

Другой предприниматель утверждает его слова, что предприятия становятся «дойной коровой». По его словам, его предприятие заплатили налоги,  за год вперед…

Вместо заключения

Правительство Таджикистана организацию новых предприятий оценивает, как один способ занятости населения постоянным трудовым местом. Особенно, после того как начался экономический кризис, который появился из-за санкций Западных стран против России, это повлияло и на экономику Таджикистана. До начала этого кризиса, перевод денежных средств таджикских мигрантов составляло — 45 % общего количества внутренних продуктов страны.  Если в 2013 году трудовые мигранты внесли в Таджикистан 4,5 млрд. долларов, то в 2016 году это число составило- 2 млрд. долларов. Это одна треть общего количества внутренних продуктов. Согласно данным миграционной службы России, в пределах 200 тыс. таджикских трудовых мигрантов были депортированы из этой страны, и возросло число безработных в Таджикистане. Согласно данным Комитета по статистике РТ, сегодня зарегистрированы почти 54 000 безработных за пределами страны. Однако, по данным официальных источников, почти 1 млн., а по не официальным — 2 млн. молодых людей Таджикистана, являются трудовыми мигрантами в России. Согласно данным Мирового Банка, рабочая сила Таджикистана увеличится на 40 тыс., и до конца 2016 года число работоспособных людей составило — 5 млн. 230 тыс. граждан.  Согласно данным Министерства труда, миграции и занятости населения Таджикистана, из этого числа 2 млн. 301 тыс. людей имеют работу, 2 млн.247 тыс. из них заняты предпринимательством.

В то время, как армия безработных в стране увеличивается и согласно данным Министерства труда, миграции и занятости населения, в течение 9 месяцев 2017 года, было создано всего 125 тыс. 165 рабочих мест, которые не решают эту проблему. Само Правительство Республики Таджикистан, Мировой Банк, другие экономические основы и специалисты, видят в решении данной проблемы – создании новых рабочих мест, которые зависят от организации и деятельности новых предприятий.

Возникает риторический вопрос: «Сможем ли мы достичь этой цели, если будут существовать такие условия для предпринимательства в Таджикистане?»

Фахриддин Холбек

Материал подготовлен в рамках 

проекта Internews при поддержке

Европейского Союза.

Ссылка на таджикский вариант: “Гови ҷӯшоӣ” (ВИДЕО)

Ссылка на лонгрид: “Гови ҷӯшоӣ” 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here